ВСЕГДА ЛИ МЫ СПРАВЕДЛИВЫ?

259

Размышления о воспитании детей

Вечером я, как обычно, оставив двухгодовалого Артемку на попечение мужа, отправилась в ванную. Малыш играл в свои машинки, а благоверный читал газету, лежа на диване. Но, едва закрыв за собой дверь, я вдруг услышала доносившиеся из комнаты крики. Одеваюсь, выхожу. Плачущий ребенок бросается ко мне, в углу дивана сидит нахмурившийся муж.

— Что случилось? — спрашиваю.

— Темка хотел человечка в грузовик засунуть, а он никак туда не входит. Распсиховался, начал все игрушки раскидывать. Чуть машинку не разбил.

— А ты?

— А я ему по заднице надавал…

С трудом сдерживая эмоции, я начинаю проводить беседу с мужем.

— У тебя когда что-то не получается, ты злишься?

— Злюсь. Когда повод есть. А у ребенка особого повода для агрессии я не вижу.

— Ты не видишь. А для НЕГО — это повод.

— Что теперь, игрушки ломать? А я ему должен новые покупать?

— Ты бы хотел, чтобы он свою агрессию на тебя или на меня направлял?

— Нет, конечно.

— А куда он должен ее направлять?

— Ну, не знаю…

— Не каждый взрослый умеет направлять свою агрессию в конструктивное русло, а ты требуешь этого от ребенка. Ты ему объяснил? Научил?

— Я просто хочу, придя с работы, уставший, как загнанный волк, отдохнуть в тишине…

— Ты хочешь, чтобы он не смел проявлять свою агрессию, не имел на это права?

— Нет, конечно… Ладно, я что-нибудь придумаю… — заверил меня супруг.

И он придумал. Он извинился перед ребенком, объяснил, что игрушки ломать вовсе не обязательно, и подвел его к боксерской груше.

Как часто мы, взрослые, игнорируем детские проблемы. И вовсе даже не потому, что у нас жесткие взгляды на воспитание. Мы банально устаем, у нас случается плохое настроение, нам хамят в транспорте, нам бесконечно некогда… и мы срываемся. Срываемся на самых близких и самых беззащитных. Как же трудно иногда остановиться, задуматься: «Как слово наше отзовется?» Ведь на это нужны душевные силы, куда проще следовать каким-то стереотипам воспитания или воплощать в жизнь сценарии собственных родителей.

Недавно были в зоопарке. Несколько часов на ногах, без нормального обеда. Перед тем, как попасть в зоопарк, заехали по пути еще в пару магазинов. Взять в зоопарк коляску тоже не догадались. В итоге все устали, а больше всех, естественно, устал ребенок. Снимаем его с очередной карусели, и начинается истерика.

— Еще! Еще! — вопит ребенок, а мы пытаемся его отвлечь. Успокаивается только после того, как мы покупаем ему разноцветную пружинку. Ребенок садится на газон и начинает играть с пружинкой. Проходит минут 10, мы с мужем начинаем уговаривать сына двигаться к выходу. Проходит еще минут 10. Муж не выдерживает, хватает ребенка на руки. Я подхватываю выпавшую из рук малыша игрушку и спешу вслед за ними. Стоит ли говорить, что голос нашего Артемки был слышен на другом конце парка. В итоге настроение от поездки испорчено у всей семьи. А ведь всего этого можно было избежать, будь мы немного предусмотрительней.

— Мама, — печально сказал мне на следующий день Артемка, — в зоопарк не поеду больше. Папа сказал.

А мне казалось, что сынок у нас еще совсем несмысленыш, два годика всего. Что он мог понять из наших нотаций?

Пока муж нес ребенка в машину, прохожие щедро раздавали комментарии, стараясь не упустить момент повоспитывать собственных детей.

— Вася, посмотри, какой плохой мальчик!

— Диана, видишь, какой мальчик нехороший, маму с папой не слушается!

Удивительно, сколько стандартных фраз припасено у нашего народа на подобный случай. В пору записывать. Помню, как-то был случай, когда пришлось уводить расстроенного ребенка из магазина. Практически каждый второй прохожий посчитал своим долгом вмешаться.

— Если будешь плакать, — говорит ребенку сердобольная бабуля, — придет дядька и посадит тебя в мешок.

— Дядя милиционер тебя заберет, если не перестанешь капризничать, — добавляет какой-то подвыпивший мужик.

Подходим к нашему дому. Пожилая соседка, не знаю даже ее имени, кричит с балкона моему сыну: «Сейчас придут мальчики и не будут с тобой играть. А будут над тобой смеяться».

Артемка поглядывает на меня, пытаясь прочитать на лице, правду ли говорят окружающие. А я даже не нахожу, что ответить — ну как объяснить ребенку, что взрослые люди могут говорить глупости?

Одно из самых неприятных воспоминаний детства, как моя мама, рассердившись, сказала: «Будешь плохо себя вести, я отдам тебя на переделку. Вместо тебя мне дадут двух хороших девочек». Я помню, как в красках представлялась мне «переделка» — огромный колодец, в который бросают непослушных детей. Мама, кстати, так и не смогла вспомнить, когда я спросила ее об этом спустя много лет, а вот я этого так и не смогла забыть до сих пор.

Шантажировать ребенка своей любовью к нему, что может быть проще? Сделал что-то хорошее — мама тебя любит. Сделал плохо (в понимании взрослого) — уходи, ты мне не нужен. А ведь потребность в материнской любви в раннем детстве — одна из самых ключевых. Как потребность в том, чтобы дышать, есть, спать.

«Ты плохой», — всего два слова, но что они значат для ребенка? В норме у детей дошкольного возраста должна быть слегка завышенная самооценка. То есть ребенок в своем представлении — не просто неплохой мальчик (девочка), а именно «хороший». Есть очень простой тест для детей и взрослых: нужно расположить себя на любой из десяти ступенек, изначально зная, что на самой нижней ступени должны находиться самые плохие люди, а на самой верхней — самые хорошие. Так вот показатели адекватной самооценки для взрослого — это ступени от 4 до 7, а для маленького ребенка — ступеньки 7, 8 и 9. Адекватная самооценка — это основа личности. Трудно любить кого-то, не зная любви к себе, и трудно уважать кого-либо, не имея самоуважения.

За что я люблю теорию, так за ее предельную простоту и железную логику. В реальной жизни все куда сложнее. Недавно въехали в новую квартиру. Две недели я обустраивала свое новое гнездышко, мыла, чистила, украшала. Наконец-таки уют воцарился. И что? Ребенок написал картину в духе абстракционизма. Фломастерами. На обоях. Первая реакция — отругать, а то и отлупить, если под горячую руку попадется. А о том, что ребенок в принципе не знал, можно ли ему рисовать на обоях или нельзя — вспоминается не сразу. Ну не было еще прецедента, и тема не обсуждалась.

Почти каждый день происходят ситуации, когда нужно остановиться, подумать: «А правильно ли я поступаю? Справедлива ли я к своему ребенку?» И как непросто это сделать, когда сил остается «еле-еле телевизор смотреть».

Возможно, кто-то подумает, что не стоит заморачиваться на каждой мелочи — нас как-то воспитали, и мы воспитаем. Это своего рода мода сейчас — демократическим стилем увлекаться, всюду психологические аспекты искать. Только мне кажется, что лучший способ понять ребенка — это вспомнить себя в его возрасте. И тогда многое встанет на свои места.